В РФ безгранично расширили советский запрет на «совместную службу родственников в одном учреждении»

16 июня 1920 года Совет Народных Комиссаров РСФСР издал декрет "О совместной службе родственников в Советских Учреждениях".

Вплоть до суда Революционного трибунала

Первый законодательный акт – постановление правительства Советской России, налагающий ограничения на службу " в одном и том же отделе какого-либо Советского учреждения, как центрального, так и местного" лиц, находящихся в родстве или свойстве между собой, а также с ответственным руководителем учреждения, был принят 27 июля 1918 года. При этом допускалось два исключения: во-первых, для тех, кто занимал в советских учреждениях выборные должности, во-вторых, для приглашаемых на службу в качестве специалистов "в той или другой области": если они оказывались родственниками кого-либо из служащих, то могли быть приняты или оставлены на службе лишь по особому постановлению Коллегии данного учреждения.

Руководителям или коллегиям учреждений отпускалось две недели с момента опубликования постановления на то, чтобы уволить служащих по признакам свойства или родства между собой и с представителями администрации или лиц, "неудовлетворяющих условиям, указанным в примечаниях". "При увольнении служащих на основании настоящего декрета вопрос о том, кто именно должен оставить службу, решается Коллегией учреждения. – говорилось в документе. – При приеме на службу новых лиц рекомендации родственников ни в коем случае не могут быть принимаемы во внимание".

В постановлении указаны меры для лиц, виновных в нарушении требований постановления, – от немедленного отстранения от должностей до предания в особо важных случаях суду Революционного трибунала.

Шаг назад, два шага вперед

Декрет от 16 июня 1920 июня стал, в сущности, вынужденным шагом назад в революционном законодательстве об ограничении совместной службы родственников в советских учреждениях. Это прямо вытекает из содержания документа, которым "в изъятие из ограничения совместной службы родственников в Советских Учреждениях, предусмотренного декретом Совета Народных Комиссаров от 27 июля 1918 г." в случаях острого недостатка рабочих рук допускалась родственная связь сотрудников одного учреждения с разрешения их руководящих органов. Требовалась лишь подпись всех членов коллегии "с непременным сообщением копии постановления в каждом отдельном случае в Народный Комиссариат Рабоче-Крестьянской Инспекции, Всероссийский Центральный Совет Профессиональных Союзов и Народный Комиссариат Труда". На эти же ведомства и их органы на местах был возложен контроль за проведением в жизнь постановления.

К запрету лицам, "соединенным между собой близким родством или свойством", состоять на государственной службе в одном учреждении, а также на предприятии, "в случае если одновременное состояние их на службе связано с подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому", Совнарком еще раз вернулся 21 декабря 1922 года. В документе впервые конкретизирована степень родства, препятствующая "семейному подряду" – родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери, а равно братья, сестры, родители и дети супругов (исключение из правил устанавливалось в отношении лиц, замещающих должности по выборам). Нарушение правил приема или оставления на службе предусматривало наказание по ст. 106 УК РСФСР (Превышение власти – карается лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года или увольнением от должности; если те же действия имели особо тяжелые последствия или были совершены должностным лицом в корыстных или иных личных видах – лишением свободы на срок не ниже одного года со строгой изоляцией).

Идеальный служитель Фемиды – круглый сирота?

Запрет по признакам родства и свойства стал на многие годы нормой трудового права СССР, а часть ограничений перешла в российское законодательство: недопустимость непосредственной подчиненности и подконтрольности родственников по службе прописаны в целом ряде законов, в том числе о муниципальной и государственной гражданской службе, полиции, СКР, прокуратуре, а также о статусе судей РФ. В последнем говорится, что кандидатом на должность судьи не может быть лицо, состоящее в близком родстве или свойстве (супруг (супруга), родители, дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, а также родители, дети, родные братья и сестры супругов) с председателем или заместителем председателя того же суда.

Однако при необходимости находятся аргументы для ограничений даже в случае отсутствия соответствующих статей. В связи с этим в судейском сообществе неоднозначно воспринимали прецеденты, которые то и дело создавала Специальная квалификационная коллегия судей, сформированная для отбора кандидатов в объединенный Верховный суд. СККС расширила понятие о наличие близких родственников "в одном и том же учреждении" на адвокатуру, юридические службы крупных коммерческих организаций и т.д. и практически закрывала для многих судей путь в новый высший судебный орган. За этой практикой коллегии, отсеивавшей претендентов из-за родственников-юристов, закрепилось название "родственный фильтр", а кандидаты невесело шутили, что идеальный служитель Фемиды должен быть круглым сиротой. При этом глава спецколлегии Анатолий Бондар после завершения ее работы выразил надежду, что выработанные подходы возьмут на вооружение Высшая квалифколлегия и региональные ККС.

Лебедев уполномочен предупредить…

Правда, глава Верховного суда Вячеслав Лебедев 21 мая 2015 года в ходе семинара-совещания с председателями квалификационных коллегий судей просил коллег особо отнестись к критериям отбора при проведении конкурсов на судейские посты, а отдельно – к возможному конфликту интересов.

– Безграничное расширение толкования такого конфликта может привести к запрету на занятие судейской профессией, – подчеркнул он. – Я просил ранее Совет судей и вам сейчас говорю. Мы должны вместе принять некие стандарты в оценке возможности конфликта интересов. Они прежде всего должны быть основаны на положениях законов "О статусе судей", "О противодействии коррупции" и других и не должны подлежать расширительному толкованию.

Вскоре председатель ВС еще раз вернулся к этой проблеме, демонстрируя серьезную озабоченность распрострением практики установки перед кандидатами в судьи "родственного фильтра". 2 июня 2015 года на пленарном заседания Совета судей он напомнил, что если к возможному конфликту интересов подходить шаблонно, то запрет на занятие судейской профессией неминуем. "Это очень серьезный вопрос и если вы не проникнетесь им, то могут быть очень серьезные последствия", – сказал Лебедев.

С подлинником текста декрета ВЦИК "О совместной службе родственников в Советских Учреждениях" можно ознакомиться благодаря проекту "Наука права".